Деревенские сюжеты опер

Люди на сценеНесложные оперы были достаточно популярны в быту; арии из них переписывались в альбомах, печатались в текстовых песенниках. Выходя за рамки чисто бытовой комедии, Николев в них приближается к другим жанрам: сельской пасторали («Прикащик») и волшебной, сказочной опере («Точильщик»).

Сюжет

Пьеса «Прикащик» у самого автора носит подзаголовок: «Драматическая пустельга с голосами в одном действии». В типичную картину сельской идиллии, весьма далекую от русской действительности, Николев все же сумел включить социальный мотив своей первой оперы преследование крестьянской девушки плутом-приказчиком, которого затем разоблачает благоразумный «управитель».
Опера заканчивается поучительными куплетами этого добродетельного резонера: Плут негоден на приказе: Плут негоден и в приказе: Князь, вельможа, дворянин, И мужик, и мещанин, Есть ли правду забывают И законы нарушают, Рано ль, поздно ль, погибают!

Любопытное свидетельство о «Прикащике» оставил С. Т. Аксаков, помнивший эту оперу с детских лет по тексту печатного издания 80х годов. В опере «Точильщик», также рисующей картину «сельских нравов», автор приближается к жанру волшебной сказочной оперы. В основе ее лежит древний фольклорный сюжет «трех желаний» (позднее он своеобразно переработан Пушкиным в «Сказке о рыбаке и рыбке»). Жанры пасторали и сказочной оперы, только слегка намеченные Николевым, получили более широкое развитие в операх его современников. Оба они сродни бытовой опере-комедии, но и отмечены самостоятельными специфическими чертами. Первый из них – идиллия, пастораль тесно связан с общим развитием русского сентиментализма еще докарамзинского времени. Прочно укоренился этот жанр и в сфере французского музыкального театра, где «деревенский сюжет» не мыслился вне связи с пастушескими ариеттами и сельскими сценами в духе «Деревенского колдуна» Руссо.

На русской сцене (в отличие от «российских песен», где она развивалась естественно и органично) пастораль оказалась искусственно пересаженным растением. Увенчанные цветами пастухи и пастушки составляли вопиющий контраст по отношению к подлинным картинам крестьянского быта нищей, голодной русской деревни, знакомой нам по «Путешествию» Радищева.

admin

Оставить отклик

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован.

3 × 2 =